Колл-центр:1408 (Звонок бесплатный)

Как вложить 20 млн тенге в бизнес и окупиться за полгода

Как вложить 20 млн тенге в бизнес и окупиться за полгода

История Shoes Republic: как идея об открытии носочной фабрики трансформировалась в успешный обувной бизнес.

Как-то раз, прогуливаясь по улицам теплого Ташкента, Даурен Раманкул заметил несколько вывесок, которые гласили, что где-то неподалеку находятся местные магазинчики обуви. Внизу вывески крупными буквами было написано: «Сделано в Узбекистане». Зайдя в один из них, он понял, что ему и его партнеру по бизнесу непременно нужно создать что-то подобное, но уже в Казахстане. Так описывает начало истории компании Shoes Republic сам Даурен, когда мы встречаемся в только что открывшемся магазине компании. В помещении пахнет натуральной кожей и свежим ремонтом. Мы усаживаемся на кожаный диван, и Даурен продолжает: «Мы ведь хотели открывать носочную фабрику. Собственно, за этим я и поехал в Узбекистан. Но когда увидел местное производство, то решил, что обувь — то, что нужно». О том, как построить бизнес на производстве казахстанской обуви и можно ли на этом заработать, Даурен Раманкул, совладелец компании Shoes Republic, рассказал «Капитал.kz».

Неместное производство

Все соседние страны занимаются производством обуви: Узбекистан, Кыргызстан, Россия, Китай. Например, в России есть Ralf Ringer. В Узбекистане есть местное производство. Может, оно не так популярно за пределами страны, но оно есть. В какой стране бы ты ни был, везде есть свой узнаваемый обувной бренд. А в нашей стране с местным производством обуви вообще проблемы.

В Казахстане есть обувная фабрика, но, насколько я знаю, сейчас завод живет только за счет тендеров для военной отрасли. Заниматься государственными тендерами не так сложно. Ты производишь только один вид обуви и штампуешь его десятками тысяч пар. В этом случае тебе не нужно заморачиваться по поводу маркетинга, рекламы или потребительского спроса — просто продаешь все государству. Рассмотрев все за и против, мы решили, что начнем собственное производство для розницы.

Ставка на сильный пол

Так как никто из нас не знал, как производить обувь, нам пришлось приглашать технолога, который учил нас и наших сотрудников, как вести дела, начиная от управленческой части и заканчивая разработкой моделей. Через полгода у нас уже были штат сотрудников, цех и более-менее полноценный процесс производства. Команду мы набирали из небольших швейных фирм, «хантили» или просто искали через кадровые агентства. Так как в Казахстане мало кто занимается производством обуви, нам пришлось буквально с нуля переучивать сотрудников. Сейчас у нас работает 10 человек, хотя когда мы только начинали, сотрудников было всего трое.

Изначальный упор мы сделали на мужскую обувь, так как нам она была понятней. Можно сказать, что это был прагматичный шаг. Если мужчинам предложить одну модель в двух цветах — черный и коричневый, то этого будет достаточно. С женской аудиторией все сложнее — им нужен выбор, расширенный диапазон. Нужно как минимум пять-шесть оттенков только одной модели. Примерно через полгода мы сделали пробные женские модели. Сейчас мы уже думаем о том, чтобы производить детскую обувь, но она требует к себе еще большего внимания, чем женская. Там нужно учитывать ортопедию, получить сертификат от государства и еще множество других нюансов.

Своими силами

В бизнес мы вложили до 20 млн тенге. Так как мы не кредитовались, то на рентабельность вышли примерно через полгода. Кредиты — это всегда такие условные кандалы, так что мы сразу решили, что в бизнес вложим только свои деньги, чтобы потом ни от кого не зависеть. Наличие кредита в принципе морально начинает давить, так как тебе приходится думать не только о развитии бизнеса, но и о том, как быстрее рассчитаться с кредиторами.

После первых месяцев работы на рынке к нам стали обращаться местные инвесторы. Они предлагали быстро масштабировать бизнес, открыть по несколько точек в разных городах Казахстана, но мы от таких предложений, как правило, отказывались. Дело в том, что инвесторы нацелены на быструю выгоду за короткий срок. Они не хотят ждать. Например, инвестор предлагает тебе 1 млн тенге, но хочет получить два уже на следующий год. Чтобы этого добиться, нам нужно увеличивать цену на конечный продукт. Маржа на обувь у нас составляет от 20% до 30%. Чтобы сделать так, как хочет инвестор, пришлось бы увеличивать этот показатель. Нашей целью была именно доступность. Лучше расти медленно, но верно.

Собрать комплектующие

Оборудование мы купили в Китае, просто потому что там оно дешевле. Для нашей деятельности есть два вида оборудования: долговечное европейское и то, что немного дешевле. Это как покупать Mercedes-Benz или Daewoo Matiz. Нет смысла сразу начинать с «мерседеса», попробовать можно с чего-то более бюджетного. Цена на оборудование зависит от того, какое количество обуви компания готова производить. В самом начале мы думали, что будем делать 200 пар обуви в месяц. Для этого мы купили несколько швейных машинок, каждая стоимостью в $2−3 тыс., фальцовочный аппарат (помогает приклеить кожу к подошве) и «Фортуну» — аппарат, который утончает края кожи, чтобы иголка от швейной машинки не сломалась.

В Казахстане практически нет производителей комплектующих. Кожу и шнурки для обуви мы покупаем в Турции, подошву заказываем из Европы. То же самое и с клеем. Сами мы не можем ничего производить, так как у нас на это попросту нет средств. Да и покупать будет некому. Например, для того чтобы построить в Казахстане кожзавод, нужны большие вложения, которые еще и окупаться будут долго. А кто будет покупать конечный товар? С производством подошвы та же история. В Казахстане нет местных производителей. Мы сами изготавливаем до 1 тыс. пар в месяц, так что открывать завод только для подошв было бы нерентабельно.

Старомодные модели

Сначала мы открыли небольшой магазинчик при нашем цехе. Сейчас у нас уже есть несколько точек в крупных городах Казахстана. Конечно, у нас есть конкуренты. Но это небольшие цеха, которые взяли за основу старомодные модели чуть ли не советских времен. То есть не совсем понятно, как это продавать и кто будет носить. Наверное, конкурентами можно считать тех, кто импортирует обувь из-за границы. Или взять хотя бы то, что продается на барахолке. Там ведь тоже можно найти товар из натуральной кожи, но проблема в том, что на деле это не совсем так. Есть так называемая прессованная кожа, которую делают так: по всем заводам и фабрикам собирают остатки кожи и маленькие кусочки, размельчают их почти в крошку и заливают клеем. Из всего этого делают рулон, который снова пускают в производство. В итоге получается, что вроде бы обувь сделана из натуральной кожи, но вроде бы и нет. Если у людей стоит выбор покупать что-то местного производства или привозное, то они, как правило, поддерживают местных. Например, импортная обувь из натуральной кожи стоит 25−30 тыс. тенге, а у нас это 15 тыс. тенге. Из-за небольшой наценки у нас практически нет непроданного товара. Если смотреть в процентах, то более 75−80% произведенной нами обуви продается почти сразу.

Источник:
Количество просмотров:
4443
(Нет голосов)
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Смотрите также

Похожих новостей не найдено.